Падение самолёта с большой высоты (эшелона)

Автономный проект аналитических психологов
Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 4332
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 422 раза
Поблагодарили: 281 раз

Re: Падение самолёта с большой высоты (эшелона)

Сообщение Андрей » 15 май 2019, 18:05

«Экипаж оказался заложником ситуации»
Летчик-инструктор в эфире «Ъ FM» — о версии трагедии SSJ 100 в Шереметьево.

https://news.mail.ru/incident/37289066/

Следствие полностью восстановило картину катастрофы в Шереметьво. Источники «Ъ», близкие к расследованию, подтвердили изначальную версию — в самолет действительно ударила молния, что и вывело приборы из строя, но это не могло привести к пожару и гибели пассажиров. Эксперты назвали ситуацию сложной, но не критической.

Как полагают источники «Ъ», людей погубил опасный маневр летчиков. Как показал параметрический самописец, перед самым приземлением, пилоты резко увеличили режим работы двигателей и одновременно опустили нос самолета.

Действия экипажа ведущий «Коммерсантъ FM» Борис Блохин обсудил с летчиком-инструктором, мастером спорта по высшему пилотажу Андреем Красноперовым.

— Как вы оцениваете действия пилотов? Имели место неправильная оценка ситуации или роковая ошибка?

— Если они пытались повысить обороты двигателя, значит, не поняли, что надо уходить на второй круг. Просто, видно, не хватило им тяги, и поздно пилоты это поняли, ушли на прогрессирующий «козел», который подразумевает нарастающую амплитуду колебаний при первом ударе о полосу. Дальше передняя стойка шасси пружинит, отбрасывает лайнер еще на несколько метров вверх, и на высоте метров десять машина оказывается уже практически без скорости и падает на ВПП при перегрузке 5G при допустимой в 3,7G. Почувствуйте, какая разница, то есть такие самолеты не рассчитаны на подобные перегрузки.

— Получается, что в этой ситуации SSJ 100 уже не мог взлететь на второй круг?

— Взлететь мог, если бы вовремя двигателям дали обороты.

То есть в том случае, когда уже лайнер «улетел» на 10 м вверх, инструкция конкретно говорит — надо уходить на второй круг и потом садиться, хотя бы дать самолету скорость.

Он идет без скорости, и получается, что он ее потерял после второго касания полосы, и рули были неэффективны.

То есть лайнер просто упал на землю с перегрузкой 5G.

На моей памяти Ту-22М с такой же перегрузкой упал в торец полосы и переломился пополам. У SSJ 100 просто сломалась стойка, в целом, конструкция выдержала.

— В процессе обучения пилотов такие ситуации рассматриваются?

— В регламентирующих полеты документах, которыми пользуются все авиакомпании, написано — перевозчик летает на автоматическом режиме. Прямой режим считается аварийным, поэтому летчиков учат ему только на тренажере, но в реальности практически никто такие занятия не проводит.

Думаю, если спросить пилотов, летающих в нашей авиации, то процентов 90 из них, а то и больше, скажут, что они ни разу не сажали самолет в аварийном режиме.

Этим занимаются только летчики-испытатели. На моей памяти был случай, когда они предложили научить наших пилотов летать в ручном режиме, но бюрократические формальности не позволили этого сделать. И до сих пор мы имеем то, что имеем. Сейчас будем ждать второй удар молнии, чтобы опять он что-то выбил, и опять экипаж не будет готов сажать самолет.

— Сообщалось, что командир SSJ 100 имел общий налет около 7 тыс. часов, из них почти 1,5 тыс. именно на лайнерах этого типа. Это достаточный опыт? Или можно говорить, что «Аэрофлот» выпускает на рейс неквалифицированных пилотов?

— Дело не в «Аэрофлоте». Я посмотрел информацию об этом командире — он опытный пилот, летал на разных типах воздушных судов. Он подготовленный профессионал. Но у Superjet 100, как на Airbus, стоит джойстик. А джойстик — это специфический, так сказать, способ управления самолетом. Пилот управляет им левой рукой и самолет не чувствует. Сидел бы он на штурвале, как было раньше, то посадил бы лайнер с закрытыми глазами, поверьте. Командир там сидел опытный.

Но прямой режим подразумевает именно более нежное управление, более сложное, как написано в инструкции.

И авиакомпании лукавят, когда пишут, что в таком способе управления нет никаких сложностей. Сложности есть, надо летчикам показать, как летать на этих режимах. Показать могут только летчики-испытатели, поскольку даже летчикам-инструкторам буквой закона тоже запрещено летать на прямых режимах.

— Что теперь будет с экипажем SSJ 100? Пилотов могут отстранить от полетов за профнепригодность?

Их косвенная вина в данной ситуации есть, но они явились заложниками ситуации — их не научили сажать лайнеры в таких случаях.

Они в первый раз в жизни сажали самолет Superjet 100 на прямом режиме. Я не ошибусь, если скажу, что если бы в аналогичной ситуации оказался другой, более опытный экипаж, было бы примерно то же самое. Может быть, кому-то повезет.

— Какие-то выводы сделают власти из того, что произошло?

— А выводы одни: надо учить летчиков летать на прямых режимах. Все. Но это лишние деньги для компаний. Но я не думаю, что это знание стоит дороже, чем человеческие жизни.
Конец жизни – это начало жизни где-то,
Ничто не появляется из ниоткуда, даже планеты.
И мы летим вперёд, доверившись Божественным вёслам,
Не бойся будущего, не жалей о прошлом.

Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 4332
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 422 раза
Поблагодарили: 281 раз

Re: Падение самолёта с большой высоты (эшелона)

Сообщение Андрей » 15 май 2019, 20:11

Выводы источников газеты «Коммерсантъ» о том, что к катастрофе самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100) в московском аэропорту Шереметьево могли привести действия экипажа, нельзя считать однозначными. Об этом в среду, 15 мая, пишет «Московский комсомолец» со ссылкой на близких к следствию собеседников.

Согласно выводам издания, не следует возлагать всю вину за произошедшее на пилотов, не обращая внимания на выявленные в результате катастрофы технические проблемы самолета. Источник газеты признает, что в слишком жесткой посадке лайнера «несомненно, есть вина экипажа», но в то же время настаивает на том, что к пожару привели конструктивные недостатки SSJ-100 — в частности, расположение топливного бака над шасси.

«Когда в результате слишком жесткой посадки подломилась стойка и шасси отлетели, они вырубили кусок силового лонжерона крыла. Это силовая часть крыла, где закреплен еще и топливный бак. И как только лонжерон ударом шасси был выломлен, из бака хлынул керосин. Это в результате и привело к пожару. Но по требованиям норм летной годности такой сценарий должен быть исключен», — пояснил собеседник «Московского комсомольца».

Также источник отметил, что при ударе молнии в самолет «не должно быть отказов или ложных срабатываний функциональных систем и устройств, которые могут привести к аварийной или катастрофической ситуации». «В данном случае такие отказы — налицо», — подчеркнул он.
Конец жизни – это начало жизни где-то,
Ничто не появляется из ниоткуда, даже планеты.
И мы летим вперёд, доверившись Божественным вёслам,
Не бойся будущего, не жалей о прошлом.

Аватара пользователя
Андрей
Архитектор
Сообщения: 4332
Зарегистрирован: 06 май 2015, 14:10
Откуда: Чехов
Благодарил (а): 422 раза
Поблагодарили: 281 раз

Re: Падение самолёта с большой высоты (эшелона)

Сообщение Андрей » 07 июн 2019, 08:29

Синдром истребителя
Новые подробности расследования катастрофы SSJ 100 в Шереметьево: что подвело пилотов?

https://news.mail.ru/incident/37551664/

Заслуживает внимания следующий момент:
Ситуация осложнилась тем, что целостность корпуса SSJ 100 была нарушена — от очередного удара о полосу в хвостовой части самолета образовалась трещина. Тогда пилоты перевели двигатели в режим реверса и увеличили их мощность, чтобы сократить тормозной путь. В итоге самолет остановился примерно в 1,2 километра от точки первого касания, развернувшись поперек полосы.

После остановки SSJ 100 керосин вспыхнул уже в топливных баках. А через трещину корпуса в салон стали проникать продукты горения, и за считанные секунды дым заполнил весь салон.

В результате многие пассажиры потеряли сознание, а через короткое время умерли от отравления.
Я никак не мог до этого понять, как в герметичном самолёте так бысто люди потравились.
Конец жизни – это начало жизни где-то,
Ничто не появляется из ниоткуда, даже планеты.
И мы летим вперёд, доверившись Божественным вёслам,
Не бойся будущего, не жалей о прошлом.